Всероссийский фестиваль русской речи "Русское слово"
Фестивль русской речи Русское слово 2010
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?

Качалов Сергей Олегович (г. Липецк)

«Гаснет устная словесность, разговорная краса;
Отступают в неизвестность русской речи чудеса»
В. Шефнер

Можем ли мы заметить, как растет дерево? А как зима сменяет лето? Как бежит время? Любой из нас знает, что все это происходит, но увидеть, как протекают эти процессы, мы не можем, а только фиксируем какие-то промежуточные результаты. Точно так же меняется и наш язык. Мы знаем, что русский язык 19 и 20 веков существенно отличается от языка 21 века, но зачастую не понимаем, что речь каждого из нас может сделать язык иным, бездумно коверкая его или подражая особенностям произношения кого-либо. Не случайно классик мировой литературы Л.Н.Толстой, рассуждая о роли слов в нашей жизни, говорил: «Слово — дело великое. Великое, потому что словом можно служить любви, словом же можно служить вражде и ненависти». А величайший мудрец и баснописец Эзоп, который был рабом у своего хозяина-философа, удивлял последнего двойственным отношением к языку. Известно, что однажды хозяин велел Эзопу приготовить самое лучшее кушанье. Эзоп купил языки и приготовил из них три блюда. На вопрос, почему он подает только языки, раб ответил: " А что может быть лучше языка на свете?" В другой раз после распоряжения приобрести к обеду самое худшее Эзоп опять пошел покупать языки, объяснив это тем, что посредством языка люди могут ссориться, становиться врагами, развязывать войны; язык несет зло, горе, оскорбление.

Любое поколение людей хочет отличаться от поколений предков. Что мы наблюдаем сегодня? Молодежь стремится построить новые общественные отношения, новую экономику, а следом создать новый язык. Когда-то говорили «восхитительный», теперь говорят «классный». Многие молодые люди не хотят идти на «встречу», предпочитая «забивать стрелку», не желают «обедать», потому что ходят на «ленчи», не пьют «сок», потому как утоляют жажду «джусом». Им разонравилось слово «ведущий», поэтому они стали говорить «модератор».

Еще великий русский поэт А.С.Пушкин, подчеркивая красоту нашего родного языка, замечал, что «русский язык переимчив и общежителен», то есть очень легко принимает заимствованные слова. И это прекрасная особенность, потому что позволяет разнообразить выражение наших мыслей и чувств, обогатить нашу речь. Но во всем должна быть мера. А она-то, к сожалению, как раз и теряется в современном обществе. Почти каждую неделю мы пополняем наш лексикон 10-20 новыми словами, абсолютное большинство которых является заимствованными — флаер, фреш, бьеннале, мерчандайзер, сейшен, валоризация и прочие.

Новые слова появляются, к сожалению, из таких сомнительных источников, как жаргон, зачастую уголовный. Современный русский язык (не только у молодежи, но и у политиков, военных, журналистов, предпринимателей) просто переполнен уголовной «феней». Ведь излюбленные многими термины «беспредел», «разборка», «крыша», «мочить», «стрелка» и тому подобные — это же язык преступного мира! Обычно жаргоны возникают из-за желания немногих людей как-то обособить или даже скрыть от общества некоторые стороны своей жизни и деятельности. Спрашивается, что скрывается за речью современной молодежи, которая просто усыпана жаргонами: сечешь, потрясно, клево, бабки, оторваться, фигеть, стремно, тачка и т.д. А ведь находятся «умельцы», которые «переводят» на жаргон прекрасные творения русской классики. Вот так, например, «расправились» со стихотворением А.С.Пушкина «Я помню чудное мгновенье»:

Гадом буду, не забуду
Ко мне затусовалась ты,
Как эти чумовые зенки,
Как лабудовые понты.

Если использование жаргонизмов и иностранных слов и дальше будет нарастать в нашей речи, то очень скоро может сложиться такая ситуация, что мы всю русскую классику будем читать «в переводе».

А что уж говорить о еще одной характерной особенности современного языка — отсутствие запрета на использование мата, который часто, причем в особо изощренном виде, присутствует даже в так называемой художественной литературе и в театре. Создается иногда такое впечатление, что авторы, подобные В.Ерофееву, В. Сорокину, Е. Большакову, просто не знают, как еще обратить на себя внимание, подчеркнуть, что они не такие, как все, что им сам черт не брат... Но ведь писатель на то и писатель, чтобы творчески преображать окружающую его действительность, а не слепо переносить ее, грубо говоря, «с забора» в текст литературного произведения. Тот же мат можно так обыграть в тексте, что он будет работать не только как средство речевой характеристики, но и как словесный образ, оставаясь при этом абсолютно в рамках «литературного» языка. Знаем же мы о литературных «шалостях» Пушкина, Есенина, Маяковского, но в их произведениях слова эти хотя бы к месту. А ведь можно при необходимости употребить матерное выражение приемом «недоговоренности»: всем и так понятно, что имеется в виду, но собственно мата в тексте при этом нет, все вполне прилично. Так, например, в произведении И.Бродского «20 сонетов к Марии» мы читаем:

Земной свой путь пройдя до середины,
Я, заявившись в Люксембургский сад,
Смотрю на затвердевшие седины
Мыслителей, письменников; и взад-
Вперед гуляют дамы, господины,
Жандарм синеет в зелени, усат,
Фонтан мурлычет, дети голосят,
И обратиться не к кому с «иди на».

Здесь «неприличное выражение» вполне естественно сосуществует рядом со строчкой из Данте и, более того, намеренно рифмуется с ней, иронически оттеняя и «снижая» ее торжественную возвышенность.

Впрочем, цинизм как речевое явление может обходиться и без мата. В качестве примера можно привести шутки из популярной у молодежи телепередачи «Comedy club»: «Женщина любит ушами — правда или неопытность?», «Фаберже. Что делать — красить или чесать?». Данные примеры не содержат грубой брани, они лишь вызывают неприличные ассоциации. А когда в газетах усопшего известного артиста называют «знаменитым жмурцом», а известное изображение св. Георгия Победоносца «колченогий на беременной», то это даже хуже мата. Возникает вопрос: какими хотят видеть русский язык и русское общество те люди, которые используют и пропагандируют подобные изыски? Тенденция языкового обнищания и деградации в России налицо! Оторванный от культуры слова человек теряет глубину мысли. Быт вытесняет все. Язык тускнеет, теряет свой внутренний смысл, становится просто сигнальной системой.

Великий русский мыслитель Николай Рерих утверждал, что «истоки человеческого развития в культуре». Достоевский был убежден, что «красота спасет мир». Как глубоко правы эти два великих человека! Именно культура несет красоту. Через культуру мы учимся смотреть на мир. А основа культуры — слово... В свое время академик Л.В.Щерба сказал, что «литературный язык можно сравнить с хорошо настроенным музыкальным инструментом. На нем можно играть сложнейшие мелодии, но для настройки этого инструмента нужен мастер». Расстроенный язык, тот, которым многие пользуются сегодня, можно сравнить с расстроенным инструментом. Конечно, мы можем думать, что незачем нам все эти смысловые и стилистические тонкости, ведь главное — пообщаться, в любом случае нас поймут. Но обработанный мастерами слова язык существует как великолепный музыкальный инструмент, который можно использовать для передачи тончайших нюансов мысли, движения чувств, отношений между людьми... Когда мы забываем об этом, инструмент расстраивается. Но расстроенный музыкальный инструмент можно довольно быстро настроить, а вот «расстройство» языка может привести к его полной потере.

Мне кажется, что нужно заинтересовать молодежь, привлечь ее внимание к тому богатству, которым обладает каждый владеющий русским языком. Если показать какие-то новые грани языка, то для многих это запомнится и, может быть, станет толчком для развития общей культуры. Ведь и среди современных писателей, чьи идеи и мысли созвучны молодому поколению, есть настоящие мастера слова, их речь может быть образцом правильности, красоты, ясности и выразительности. Это Людмила Улицкая, Борис Акунин, Сергей Довлатов. Да и люди, умеющие говорить литературным языком, ярким и образным, у нас, к счастью, еще не перевелись. Далеко ходить за примером не нужно — учителя в школах, преподаватели в вузах, экскурсоводы, да и многие радио- и телеведущие говорят грамотно, с правильными интонациями, не коверкая слова ошибочными ударениями и недопустимым произношением. Вот пример для подражания. «Надо воспитывать в себе вкус к хорошему языку, как воспитывают вкус к гравюрам, хорошей музыке», — такой совет давал молодежи в свое время А. М. Горький. Это тем более необходимо, если помнить о том, что наша речь — это визитная карточка нашего мышления, то есть именно по нашей речи окружающие судят об уровне нашего развития, умении мыслить. Поэтому нужно жить в ладу со своим родным языком, в полной мере чувствовать его строение, его истоки. Нужно, чтобы слова наши не оставались просто терминами, застывшими на страницах словарей, а помогали нам создавать живые образы, зримые и внятные, творили реальность и делали бы человека Человеком. Может, тогда бы и жизнь наша изменилась бы?


В этом разделе: